?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В замечательном магазине «Циолковский» на прошлой неделе мне порекомендовали книгу Е.В. Конышевой и М.Г.Мееровича «Эрнст Май и проектирование соцгородов в годы первых пятилеток (на примере Магнитогорска)». Имея определенный опыт в градостроительстве и отношение к процессам подготовки принятия важных решений, краткий обзор книги пообещал рассказ о том, как это было 80 лет назад в суровые 1930-е годы. Книга во многом оправдала ожидания. Магнитогорск – наиболее крупный из городов России в котором мне не довелось пока побывать, посему впечатления от книги сугубо камеральные и требуют полевого изучения.

Книга повествует о работе немецкого градостроителя и архитектора Эрнста Мая и его бригады над проектированием Магнитогорска. Очень детально, со ссылками на документы авторы по-научному рассказывают чрезвычайно драматичную историю проектирования и строительства Магнитогорска. Эта история вполне заслуживает хорошего художественного фильма основанного на реальной истории. Причем фильм получится не только о судьбе архитектора, а об очень многом, что характеризует нашу страну и что не помешает переосмыслить и провести параллели с сегодняшним днем. Так о чем эта драма?
Прежде всего, о национальной идее и попытке ее воплощения. 1929 г. Уже 12 лет как победила революция, принеся новые идеи и мышление. Одна из них город-коммуна, город-комбинат – соцгород, лишенный проблем царского, капиталистического города. Идея есть, расцвет конструктивизма дает отдельные дома и жилые районы, но новых социалистических городов нет. Города Советской России все еще пребывают в преимущественно дореволюционном обличии. Нужен прорыв. Его дает программа индустриализации в рамках которой создаются столь мощные предприятия, что при них требуется строительство достаточно крупных городов. Магнитогорск должен был стать первым подлинно советским городов спроектированных на актуальных идеях. Но, как оказалось, претворить идею в жизнь и создать новое качество городской среды нет так то просто. У множества градостроителей, инженеров, чиновников совершенно разные представления о том, что есть соцгород. Отечественные градостроители создают проекты городов прошлого. Требуется новый взгляд. И чиновникам кажется, что его могут дать только иностранные специалисты (как при Петре I, или ныне при проектировании Сколково). Приглашается группа немецких специалистов во главе с Эрнстом Маем, которая, на мой взгляд, наиболее точно выразила идеал коммунистического города. Она спроектировала город, лишенный эстетики, но подчиненный идее. Прямые ряды одинаковых домов, высокий уровень озеленения, все виды благоустройства, продуманная система перемещения внутри квартала, города по направлению «жилье-завод-клуб», четкое соблюдение всех гигиенических норм. Застройка стандартными кварталами и стандартными зданиями позволяет добиваться высокого экономического эффекта и скорости возведения жилья. Его проект и инновация, и утопия, и антиутопия одновременно. Такой город похож на знаменитый метрополис, где человек фактически машина с рядом естественных физиологических и духовных потребностей. Их удовлетворение детально продумано и не предполагает разнообразия.
Эрнст Май придумал соцгород, но через несколько лет и пострадал за него, будучи обвиненным в антигуманизме, отсутствии разнообразия, неэстетизме и прочих грехах. В итоге по чертежам Мая был построено всего полтора жилых района, около полсотни домов, ныне растворившихся в громадном конгломерате под названием левобережный Магнитогорск. Состоялся уже другой соцгород и с уже иными не столь радикальными идеями.
Проблема в провале идеи отнюдь не проблема Мая. Книга повествует о весьма характерных проблемах российского бытия. В 1929 г. был заложен Магнитогорский металлургический комбинат. Его строители безо всякого плана ставят временные землянки и бараки прямо на площадке завода-гиганта. Параллельно поднимается вопрос о проектировании города. Т.е. стройка идет, а город только проектируется. Несколько лет не решается окончательно вопрос – где строить на правом (более предпочтительном для жилья) или левом берегу (возле труб завода). Неоднократно принимаются «окончательные решения» в ту или иную принципиальную сторону, принимаются они разными серьезными правительственными организациями (Совнаркомом СССР, НКВД и т.д.). За этими решениями стоят финансовые и лоббистские интересы разных групп проектировщиков, банкиров, администраторов. За проектированием города следуют крупные государственные инвестиции в его строительство. В результате борьбы проект переходит от одной организации к другой, иногда ведется параллельно разными архитектурными группами, которые под разные задания создают разные проекты. В результате чехарды и неразберихи только к 1934-ому году готов генеральный план города с расположением жилой части на правом берегу. Правобережный Магнитогорск начали возводить после войны, и его центральная часть стала одним из памятников сталинскому ампиру. Но в том же 1934 году население Магнитогорска составило уже 220 тыс. человек (более половины от современного), которое ютилось в бараках, землянках, юртах вокруг металлургического комбината на левобережьи. Незапроектированный город возник сам, но был не городом, а жутким самостроем под трубами индустриального экологически грязного гиганта, в котором ютились и рабочие и строители и немецкие проектировщики. И этот набор самосеяных поселков никуда не делся, а составил основу левобережного Магнитогорска, существующего по сей день. Судя по гугл.панорамам это одно из самых мрачных мест, в стране в котором до сих пор живут десятки тысяч человек. И по центру этого конгломерата возвышаются дома Первого и Второго кварталов соцгорода Мая. Они также сильно обветшали, но функциональное предназначение сохранили. По сравнению с современными жилмассивами экономкласса (например: «Перспективный» в Ставрополе) микрорайоны Мая до сих пор верх гуманности и прогресса.
Параллельно основной драме про проектирование города в книге уделено достаточное внимание зарубежным архитекторам, чья жизнь в Советской России была весьма и весьма суровой. Задержки и снижение зарплаты, откровенная клевета со стороны отечественных архитекторов и функционеров, жизнь по карточкам, крутые повороты в госполитике по привлечению иностранных специалистов накладывали отпечаток на работу. Май представил первый проект генплана Магнитогорска за три недели. Фантастика, но иначе нельзя было. Пуск завода нельзя было отложить, т.к. он был ключевым элементом проекта модернизации. А вот строительство города сначала нельзя было отложить (поэтому и срок в три недели), а потом отложили и многократко. Если бы он не проектировал столь быстро – в услугах могли отказать и выдворить из страны.

В итоге история проектирования Магнитогорска – живой рассказ о том, что хотели как лучше, а получилось как всегда. История и поучительная и актуальная и крайне жаль, что она постоянно воспроизводится и в нашем XXI веке.

Comments

agprom
Jun. 18th, 2012 12:13 pm (UTC)
Развертывание Сталиным военной машины для покорения мира никак не предполагало повышение благосостояния жителей.
В связи с этим "высокий уровень озеленения, все виды благоустройства, продуманная система перемещения внутри квартала, города по направлению «жилье-завод-клуб», четкое соблюдение всех гигиенических норм" могли быть только в проектах.

Текущий месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Page Summary

Теги

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner