Владимир Краснослободцев (mingitau) wrote,
Владимир Краснослободцев
mingitau

Categories:

«Картографии царства: Земля и ее значения в России XVII века»

Прочитал книгу американского историка Валери Кивельсон «Картографии царства: Земля и ее значения в России XVII века», изданной в этом году в издательстве «Новое литературное обозрение». Очень сильное впечатление оставило ее произведение.

Kivelson2

Начну с того, что это одно из наиболее серьезных, глубоких и одновременно увлекательных произведений по истории и географии России, что я когда-либо читал.



Но написано оно американкой из Мичиганского университета. Она блестяще поставила, провела и описала свое научное исследование карт России образца 17 века, через которые показала интереснейшую картину жизни нашей страны в допетровскую эпоху и сделала весьма взвешенные, объективные и необычные выводы о социальном, экономическом и политическом строе России того времени. Почет ей и уважение за яркий пример качественной междисциплинарной работы на стыке истории, географии, картографии, политологии, юриспруденции, теологии и философии.

Не банален предмет исследования – автор собрала сотни карт России XVII века, изучила их и через них постаралась понять их авторов и то, что они старались выразить языком карты (чертежа). Список использованных источников фиксирует колоссальный труд автора по его сбору и систематизации. Ей вероятно пришлось выучить русский язык и древнеславянский язык (!), чтобы разобраться во всех смыслах.

Она начала с небольшого обзором появления картографии в нашей стране. Был удивлен, что за первые 7 веков существования государственности в России (до Бориса Годунова) фактически не осталось не одного картографического (графического) изображения страны, кроме нескольких чертежей Кирилло-Белозерского монастыря. Для сравнения в 15 веке в Венеции существовали специализированные картографические фирмы. И только формирование централизованного государства с потребностью в систематизации информации о подданных и землях привело к рождению подлинно самобытной системы картографирования (точнее изображения территории). Для нее было свойственна ориентация карт на юг (полдень) и отсутствие математической основы (координатной сетки).

Карты 17 века скорее похожи на рисунки, но в них сколько серьезного содержания! На примере двух групп карт – крупномасштабных карт земельных угодий из центральных районов России и разномасштабных карт Сибири Кивельсон разбирается в тонких вопросах жизни формирующейся империи.

Исследуя чертежи земельно-имущественных споров, она открывает перед нами становление крепостного права, появление и применение судебной системы (на основании Судебника 1649 года), развитие центрально-периферийного взаимодействия. Любопытны бесконечные судебные споры между крестьянами, горожанами, помещиками, монастырями. Московское царство предстает в плане судебное системы громоздким и слабоуправляемым, для которого характерны длительные тяжбы из-за земли, которая массово пустая и невозделанная (особенно после значительного сокращения населения при Иване Грозном). Однако при этом каждому гарантировано право на беспристрастный суд. Как правило, заявитель выигрывает дело, но проигравшая сторона может подать аппеляцию и тяжба продолжается. В условиях того, что дела разбираются в Москве, пересылка материалов, карт приводит к тому, что они длятся годами-десятилетиями. Но государь следит за тем, чтобы было максимально справедливо. Ибо он выше всех. И его «холопы» (дворяне, мещане) и «сироты» (крестьяне), даже будучи крепостными имеют права на землю и на царский суд.

Другая интересная тема взаимосвязь между картами, православием и иконописанием. Автор наглядно демонстрирует стилистические сходства между изображениями на чертежах и иконах. Горы, деревья, детальная прорисовка храмов. Они почти идентичны на картах и иконах. Анализируя карты и тексты она показывает всю глубину православного самосознания русских. Во истину, православие было образом жизни и мышления граждан страны, сплачивало общество, определяла жизненный путь каждого человека. Вместе с тем, при составлении карты жители, используемые как источники информации, должны были клясться на Евангелии. Они клялись, но периодически лгали в угоду тем, кто их опрашивал. Взяточничество, клевета были широко распространены в то время.

В другом свете влияние православия проявляется на картах Сибири. Именно религия отличала колонизационную политику России о других формирующихся империй. Царь и его слуги видели задачу всемерного распространения православия, и это двигало их дальше на восток. Они строили остроги и храмы, но при этом массового обращения в религию и истребления инородцев не наблюдалось. Русские создавали рай на земле и он был в Сибири. Всякого рода теологические подтексты крайне распространены на картах. Чего стоит только рассказ о чертежах Семена Ремезова, который поставил в центр земли свой город Тобольск, снабдив его внутреннюю географию божественным смыслом?!

Автор через карты Сибири, а именно наличие на них народов и границ их обитания, подходит к разъяснению фундаментальных основ формирования России как многонационального государства, где каждый народ находил свое место под властной рукой царя. Где важны были внутренние границы и не существовало внешних. Где воспроизводилась система взаимоотношений как в историческом центре, так и труднодоступных новоосвоенных пространствах Сибири и Дальнего Востока. Где язык и религия определили монолитность разнообразия народов и культур на громадном пространстве, чего не было ни в одной другой империи.

И тут весьма любопытны сравнения с колониальной и земельной политикой Англии, Франции, Испании. Португалии. Российская империя строилась не менее жестоко, но народы покроенные сразу же становились частью общества, чего не было в европейских монархиях, заключавших индейцев в резервации.

В заключении автор отдает должное географии, утверждая, что именно уникальное отношении к «географии» и «пространству» ключ к понимания России и русских. Им было и есть важно находить себя, идентифицировать с пространством. Русские 17 века предпочитали не столько знания или прочтение, сколько посещение определенных, прежде всего религиозных мест, полагая уникальность ощущений от пребывания именно в этом месте. Что лежало в основе паломничества. И что впрочем и сейчас двигает очень многих по просторам России.

Уверен, что эта книга, глубоко серьезная и интеллектуальная, заслуживает внимательного прочтения и изучения не только френдам-географам, но и всем мыслящим читателям блога.

P.S. Немного жаль только, что о России столь серьезно рассказывает не почтенный профессор МГУ, а американка. Хотя м.б. кто порекомендует что-либо подобное от отечественных авторов.

Книгу можно купить здесь  Вчера еще было несколько экземпляров.


Tags: Сибирь, география, картография, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments