January 31st, 2010

О порче крови АЙтишниками

Решили мы сегодня с женой настроить беспроводной маршрутизатор. Исходные данные: стандартный ноутбук, кабель с Интернетом, маршрутизатор в коробочке и два не самых глупых юзера. Вариант подключения проводов существует единственный. Проблема в настройках. После 3-х часов исканий и чтения инструкций настроить не получилось. Причина думаю не только в моей несообразительности, а прежде всего в изощренной недоступности языка, на котором написаны инструкции. Предполагается, что маршрутизатор доступен для массового пользователя и следовательно он должен быть маскимально прост в установке. Что если телевизор или наушники к телефону требовали бы столько времени на установку. Мир бы озверел. Но создатели маршрутизатора видимо мнят себя богами, что пишут так, что кровь портится и нервы лопаются… Меня бы давно бы с работы выгнали, если бы я на таком же языке писал для массового пользователя статьи!!!

Чехов и Николаевск-на-Амуре


В Николаевск-на-Амуре нет памятника Чехову, поэтому решил добавить свое фото из Красноярска.

В день 150-летия со дня рождения А.П. Чехова я решил приобрести книгу «Остров Сахалин» и оправился в «Библио-глобус». К моему большому удивлению стеллажи, где стояли книги Чехова были пусты. Что это – грамотный пиар события или рождение всенародной любви к Антону Павловичу? В итоге уже возле кассы я нашел едва ли не последний том «Острова Сахалин» и счастливый отправился читать его в метро.
Признаюсь, что кроме как в школе Чехова (хотя меня и хотели назвать в его честь) не читал и его отсутствие большое упущение моей библиотеки. Но покупать все собрание сочинений, чтобы оно стояло на полках именно по красивому поводу неверно. Поэтому, подогреваемый сообщением в Википедии, что Антон Павлович побывал в Николаевск-на-Амуре и дал не лестную характеристику этому городу, я решил прочитать именно «Остров Сахалин». Делать это буду в Вольске, а пока, я не удержался и прочитал про Николаевск-на-Амуре.
Антон Павлович был в Николаевск 120 лет, я ровно год назад. И очень много параллелей, особенно отношения к природе, к Амуру местного населения, запущенности города и отблески былого лоска.
Единственное, что вероятно изменилось с тех тор, так это ощущения. Чехов пишет: «… мне все время казалось, что склад нашей русской жизни совершенно чужд амурцам, что Пушкин и Гоголь тут не понятны и потому не нужны, наша история скучна и мы, приезжие из России, кажемся иностранцами». Советская власть пресекла эти ощущения, застроила Николаевск-на-Амуре стандартными хрущевками, изменила рацион питания и прогулки по городу не оставляют ощущения, что какая у нас страна, если в Котласе и Николаевске-на-Амуре одно и тоже. В Николаевск мне еще предстоит через месяц отправиться, постараюсь перечитать Задорнова и Чехова, а пока в Вольск…