June 9th, 2016

«Территория» (роман Олегя Куваева и фильм Алексея Мельника)

Двухмесячное молчание в ЖЖ стало невыносимым, голова раздулась от массы невысказанных мыслей, но времени их все изложить нет и они сгорают в топке мозга.

Каким должен быть источник внутренней мотивации, чтобы человек встал и пошел один на месяц в маршрут в 600 км по безлюдному северу Чукотки? Мне, испорченному офисной работой в Москве географу уже не найти ответа на такой вопрос, более того практически не найти внутренней мотивации для того, чтобы уйти с палаткой в поход на два дня в знакомую местность. И оттого по моим трудам не будет создано городов, а по трудам первопроходцев — создавались и создаются.

Пишу это по просмотру свежего отечественного фильма «Территория» (2015 г.) и последующему прочтению одноименной книги Олега Куваева (1975 г.). Несмотря на то, что книга в свое время издавалась миллионными тиражами на десятках языков, я к своему стыду к 33-м годам жизни не знал об этом советском бестселлере. Она повествует о жизни геологов на севере Чукотки, буднях первооткрывателей месторождений в 50-е годы ХХ века. Роман и фильм о последнем фронтире на крайнем северо-востоке России. Писатель-геолог Олег Куваев это прекрасно осознавал оттого его герои являются скорее последователями Ермака и Хабарова, купцов-землепроходцев, чем современными учеными-исследователями. Они и сами об этом говорят со страниц книги.

1011863433

Collapse )

Георгиевск - Макондо на Кавказе

Уже две недели в Георгиевске идут непрерывные дожди. Редкие прогулки по городу под свинцовым небом навевают сравнение увиденного с Макондо из «Ста лет одиночества» Маркеса. Основанные кем-то и когда-то в степи на фронтире русской цивилизации он сейчас забыт и тихо зарастает травой. Растущая под обильными дождями зелень, полное отсутствие благоустройства ведет к активному и буйному погребению территории города цветущим саваном из листвы. Там где в детстве были тротуары и газоны — непролазные кусты, там где были заборы и клумбы — руины. Улицы пустынны. Множество домов кажутся необитаемы, на многих таблички «продаются», уже потрепанные временем. Это на мой взгляд следствие уже как 25 летней социально-экономической депрессии города, в которую он в последние годы все активней и активней погружается. Трудоспособные георгиевцы уезжают, в храме на праздничных службах на 90% - старушки и немного побитых жизнью женщин.
От прогулок по зарастающим улицам города остается ощущение полного отсутствия в городе власти и управления — дороги в жутком состоянии, невыпиливаемые деревья, руинированные тротуары и запущенные газоны. Город Георгиевск брошен.
Collapse )