Владимир Краснослободцев (mingitau) wrote,
Владимир Краснослободцев
mingitau

Павел Иванович Мельников

Приобрел собрание сочинений Павла Ивановича Мельникова, также известного как Андрей Печерский, и прочел все работы этого великого русского писателя, кроме дилогии «В лесах» и «На горах», которые читал пару лет назад. Да, мощный был человек!

0123



Специально останавливаться на каждом рассказе или повести не хочется, но и «Красильниковы», и «Бабушкины россказни», и «Непременный», и «Поярков», и «Старые годы», и «На станции», и «Медвежий угол» - подлинные чувственные и яркие картины русской жизни. В них сочетается драматизм и сочность бытописания. Мельников каждый раз как будто открывает нам окно в мир русской провинции, которую представляет нам с особой резкостью. Он пишет картины николаевской России достаточно свободно с фиксированием массы пороков общества того времени – взяточничества, крепостничества, карьеризма и пр. Удивительно оттого, что он был достаточно статусным государственным служащих и работал в Министерстве внутренних дел с 1850 по 1866 гг., дослужился до действительного статского советника, профессионально занимаясь вопросами искоренения раскола. Работа в федеральном ведомстве, которая предполагала глубокое погружение и знание ситуации в регионах, с частыми поездками по губерниям – у него была очень интересная и важная работа. И мне, поскольку во многом моя работа совпадает с его деятельностью, было бы интересно поработать и пообщаться с Мельниковым, у него точно есть чему поучить. И прежде всего поучиться изложению своего багажа знаний о жизни регионов.
Он его излагал не только в художественных произведениях, но и в документальных исследованиях, которые читать не менее интересно, чем романы и рассказы., среди которых «Письма о расколе» и «Белые голуби». Повествование о сектах хлыстов и скопцов радуют своей фундаментальностью и поражают содержанием.

Сколько же тараканов водилось в головах русских людей на протяжении многих веков?! Только подумать, что сотни тысяч людей почти во всех губерниях России доходили до жутких изуверств, легко поддавались дикой пропаганде доморощенных пророков, ужасно извращая суть православия.
В Российской Империи в середине XIX в. было до 300000 скопцов, т.е. людей которые были добровольно и по принуждению оскоплены ( и мужчины и женщины)! Их лже-учитель Кондратий Селиванов жил практически открыто в Петербурге, ему поклонялись как живому богу, весь петербургский свет и даже император Александр I посещал его – это же полное предательство Заповедей Божьи. Значительная часть православного высшего духовенства была не против скопцов, т.к. те на виду были самые добропорядочные прихожане, много жертвовали на строительство храмов. Духовенство не знало и не старалось разобраться во всей жути скопческой ереси.
Скопцы в отдельных случаях доходили до того, что причащались тело и кровью, т.е. отрезали т.н. «богородице» грудь и ели ее, а также закалывали восьмидневного младенца и тоже съедали, считая, что тем самым он причащаются. Натуральный каннибализм процветал в России времен Пушкина и Толстого, в Петербурге и Москве! Скопческие корабли (т.н. обряды) проходили в Михайловском замке, среди скопцов был даже министр народного образования Российской Империи. В сектантство попадали многие монастыри и их настоятели. Так Мельников пишет, что в 1867 г. оскопилась вся братия Святогорского монастыря (одной из пяти лавр на Руси)!
Или еще один факт: Россия, конец XVII в. – в Пошехонском уезде Ярославской земли тысячи человек идут на самосожжения. Что заставляет целые деревни становится религиозными фанатиками?! Мельников пишет – наркотики. У лже-христов хлыстовских, которые призывали к самосожжениям находили красные шарики, похожие на клюкву. Народ съедал один и становился безумен. Писатель говорит о том, что это были тяжелые современные наркотики, которые армяне со времен Алексея Михайловича завозили из Персии в Москву. Где Пошехонье, а где Иран?!! И многое другое от чего волосы дыбом встают, узнаешь на страницах «Белых голубей».

В своих исследованиях Мельников был непримирим в борьбе с нравственными пороками россиян, поднял столько злободневных проблем Российской Империи, задел стольких людей, что карьера его не пошла, и он был вынужден уволиться. Но его наследие осталось в виде его книг, которые читать-не перечитать. Для меня Мельников-Печерский – пример служения Отечеству, у которого хочется и учиться и ему следовать. В конце-концов не случайно я сын Павла Ивановича.
Tags: история, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments