?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Прогуливаясь по аллеям Абрамцево мы с моим другом и купцом Михаилом обсуждали успешность Саввы Ивановича Мамонтова как делового человека. И тогда почти ничего не знали о нем. Поскольку у моего товарища во время начального построения его торговой бизнес-империи нет времени изучать опыт Саввы Ивановича, а я имею в день 2,5 часа времени на чтение в транспорте, то взялся поразбираться с вопросом как Мамонтов, уделяя столь большое внимание искусству, еще и успевал зарабатывать миллионы рублей.

К моему удивлению во всемирной паутине практически нет никаких системных исследований бизнеса Саввы Мамонтова. Да и самих крупных работ о его творчестве совсем немного. Выбрал и прочел самый увесистый труд В.А.Бахревского «Савва Мамонтов» (М., «Молодая гвардия», 2000 г., серия ЖЗЛ). Также прочел еще ряд статей о его жизни, но книга Бахревского - основной источник для изложенного ниже. Отличная книга! Пару слов о ней. Она есть многокрасочная панорама культурной жизни России второй половины XIX века. Кажется, что это не некая биография, а роман о великом человеке, с его прямой речью с его диалогами с другими великими людьми. Особое удовольствие дает повествование о рождении шедевров. Вот в доме Мамонтова в Абрамцеве появляется молодой и скромный художник, а вот он в минуту вдохновения, обсуждения идей картин с Саввой Ивановичем и Елизаветой Григорьевной, а вот и результат, который нетленен. Прочитать только рождение картины "Девочка с персиками"!!! Красота, искусство, жизнь!
К сожалению в книге до конца нераскрыта тема его супруги. Елизавета Григорьевна была более сдержанным и глубоким человеком, нежели Савва Иванович. Будучи православной христианкой (Савва Иванович весьма поверхностно относился к религии) она придавала духовный стержень семье Мамонтовых. И потом она ушла. Ее роль в появлении культурного уникума "Абрамцево" сопоставимая с Саввой Ивановичем. И хочется побольше узнать про это человека.

Каким был Мамонтов деловым человеком?! Напрямую никто об этом не рассказывает, но косвенно можно сделать вывод что весьма успешным. Он утроил к моменту ареста капитал своего ключевого акционерного общества, доставшийся ему после смерти компаньона его отца Чижова, но не этим он вошел в историю.
Деловая его жизнь началась весьма резко. К 20 годам жизни Савва Иванович был взрослым лоботрясом и московским гедонистом. Отец устраивал его в гимназии и университеты, покупал ему оценки, но Савва больше по театрам да по тусовкам молодежным шлялся. В его дневнике в 19-летнем возрасте он пишет что только в январе месяце был на представлениях в театрах 9 раз. Отцу-купцу, строителю железных дорог, который созидал каркас рельсовых путей России порядком надоело безделие трех сыновей и он в один прекрасный день закончил "красивую" жизнь Саввы и отправил его торговым представителем своей фирмы в Персию на 2 года. За ним конечно присматривали опытные подчиненные Ивана Федоровича, но Савва постепенно вошел во вкус торговли в Мешхеде, где не было вообще европейцев. Видя успехи отец его вернул в Москву и отправил во Флоренцию учиться торговать шелковыми тканями. Но в Италии Савва влюбился в искусство и в Елизавету Григорьевну Сапожникову. Супругу была из старинного мощного купеческого рода и отец Саввы был доволен его выбору.
Через несколько лет Ивана Федоровича не стало и Савве досталась в наследство крупная компания, которой он стал серьезно заниматься.
В нем было удивительное качество - вести бизнес не ради прибыли, а ради развития отечества. Он видел свою миссию в строительстве железных дорог в том, чтобы прогресс пришел в отдаленные уголки империи, дал развитие промышленности и культуре. Рельсы не ради денег, а ради просвещения. И его стройки действительно запускали экономику, принося ему прибыль как владельцу железных дорог.
До 1900 года Савва Мамонтов предложил и простроил более 1000 верст железных дорог, тех, которые как сейчас бы сказали были заведомо убыточными. Протянул ветку от Ярославля до Архангельска, построил дорогу от Харькова до Мариуполя, дав выход сети железных дорог к Белому и Азовскому морям, начал строить дорогу до будущего Мурманска, предложил построить Турксиб (Томск-Ташкент - ее уже достраивал Советский Союз в 1920-е гг.). Многим казалось это абсурдным делом, т.к. иные дельцы строили т.н. "хлебные" дороги с востока на запад страны, для вывоза хлеба на европейский рынок. Но Савву Ивановича вспомнили добрым словом только во время Первой мировой войны, когда его никчёмные дороги вдруг оказались стратегическими и крайне нужными.
Ярославль, Вологда, Кострома, Вятка (Киров), Архангельск, Иваново, Рыбинск, Кимры и многие другие города - получили железнодорожное сообщение с остальной страной благодаря трудам Саввы Мамонтова, стали активно развиваться в конце XIX века. Он жил идеей оживления Русского Севера. И кто знает какая была бы судьба у провинциальных Костромы и Архангельска, если бы Мамонтов не привел бы в них убыточные в то время железные дороги?!
Будучи либеральным интеллигентом он был мягко-негативно настроен по отношению к власти, но в политику никогда не лез, оппозиции не помогал, да и публично против царя и его двора не высказывался, наоборот поддерживал их здравые начинания. Впрочем цари его как будто не замечали. Нигде не упоминается ни об одной встречи с императорами, хотя к 1890-м годам он был уже зрелым человеком, всероссийски известным меценатом, богатым промышленником и предпринимателем. Ни крупных наград, ни оценок его деятельности. Странно отчего такое невнимание?!
Савва Мамонтов был весь в искусстве, а как бы сейчас сказали GR по-русски не уделял должного внимания. Ему конечно судя по всему приходилось для получения концессий на строительство железных дорог платить царским чиновникам взятки и откаты, но при дворе он был чужой человек. И этим воспользовался немного немало а министр финансов Российской Империи С.Ю.Витте, который в 1900 г. фактически рейдерски захватил бизнес Мамонтова.
Что произошло?! (далее я пишу как я понял из книг, но многотомное дело Мамонтова до сих пор не проанализировано)
Железные дороги в Российской Империи строили по концессии. Частый капитал строил за свой счет (или кредиты) под обязательства государства потом выкупить дорогу. Частный капитал строил дешевле чем казна (об этом есть статья Саввы Мамонтова). Обязательства обязательствами, но когда приходило время выкупать, Савве Ивановичу вместо денег выдали сперва казенный старый металлургический завод в Нижнеудинске (в Забайкалье), а потом машиностроительный завод под Петербургом. Если бы он не взял эти дряхлые убыточные активы, вряд ли было получил новую концессию. Чисто русский вид (ГЧП - государственно-частного партнерства).
В России в 1890-е гг. оказывается практически не было ни своего производства рельсов, ни паровозов, ни вагонов. Савва решил модернизировать заводы в Нижнеудинске (по производство рельсов), Петербурге (под строительство отечественных паровозов) и построил завод в Мытищах (для вагонов - ныне известный всем "Метровагонмаш"). Тем самым у него получалась бизнес империя - свои вагоны и паровозы, свои рельсы и иное оборудование, свои железные дороги. Полное импортозамещение. Но всесильным министром финансов стал Сергей Витте, которые не гнушаясь денег Мамонтова тем не менее поддерживал иностранные финансово-промышленные группы, незаинтересованные в реализации идеи Мамонтова и желающие как и прежде продавать оборудование и паровозы. Витте привлечением иностранного капитала сделал российскую экономику заложницей лондонских и парижских банкиров, что в т.ч. и привело к революциям 1917 г. Безвольный царь Николай Кровавый ничего против явно антироссийской политике Витте сказать не мог, толи боялся его, толи сам был в доле.
Савва Иванович был силен в оперном пении, а не в корпоративных финансах. Для подъема предприятий он брал деньги из касс своих железнодорожных активов и вкладывал в модернизацию машиностроительных металлургических предприятий. Этого вроде как делать было нельзя, но в Минфине и Минтрансе знали об этом и закрывали глаза. А потом в один прекрасный день, когда Савва Иванович был на водах в Чехии (58 лет по меркам 19 века весьма солидный возраст), нагрянул как бы сейчас назвали Следственный комитет в его фирмы, начали изымать документы. Он быстро вернулся в Москву, попытался организовать кредиты для заполнения обнаруженной недосдачи в кассах дорог, но ему этого сделать не дали, а просто посадили в тюрьму без суда и следствия. И причем как - по-русски. Миллионера, олигарха, известнейшего мецената и общественного деятеля в наручниках повели из его особняка в районе нынешней Кудринской площади в Таганскую тюрьму через всю Москву ПЕШКОМ! Пресса поначалу язвила и радовалась этому примеру борьбы с коррупцией. Но быстро переминала свой тон.
Всем стало понятно, что дело против Саввы Мамонтова сфабриковано, но никаких он денег ни крал, а проводил не совсем законные операции исключительно из благих целей. На его защиту встала почти вся культурная интеллигенция страны. Полгода он тем не менее провел в тюрьме. Один из его друзей наш великий художник Валентин Серов тем временем рисовал по заказу царя портреты императорской семьи. И стоит отдать долг его гражданскому мужеству, когда он во время сеанса не побоялся спросить императора Российского доколе такой человек как Савва Мамонтов будет сидеть в тюрьме без суда и следствия, попросил его большого человека хотя бы перевести под домашний арест. Николай Кровавый ничего вразумительно ответить не смог.
Витте и его приспешники тем временем растащили активы Мамонтова, продали его дома полные произведений искусства. Суд Савву Мамонтова полностью оправдал и выпустил из тюрьмы. Москва ликовала. Но Мамонтов был полностью разорен. И он не озлобился, а наоборот обрадовался, что теперь на него не давят миллионы и он можем на равных общаться с такими же бедными художниками и артистами.
Но не только Витте предал Мамонтова. Когда его посадили от него отрекся публично Федор Шаляпин и Константин Коровин, а это были его любимые ученики. Его вмиг забыла его пассия артиста Татьяна Любатович (ради которой он фактически развелся со своей супругой), а старшая сестра Татьяны, на которую была оформлена сверхуспешная Частная опера Мамонтова, ее прибрала к своим рукам и не вернула Мамонтову после его выхода из тюрьмы. Рядом осталось много верных друзей, которые помогли ему вернуться к жизни. Савва Иванович стал жить в небольшом доме в районе Бутырки в Москве. Сто лет назад это была окраина города. Он создал небольшую гончарную мастерскую и вплоть до 1917 г. делал премиальные керамические изделия, развивал искусство майолики. Революции разорили его бизнес и он умер бедным больным стариком в холодной Москве.
Буквально вчера рассматривал здание гостиницы "Метрополь". Какие же красивые на нем картины из майолик, особенно "Принцесса Грёза"! И это творения мастерской Мамонтова в Бутырках. Практически все майолики в Москве на зданиях эпохи модерна оттуда. Красивейшие произведения подлинного искусства от великого человека.

Смерть Мамонтова почти никто не заметил, что человек ушел и сколько всего оставил - национальную художественную школу, русскую оперу, сотни километров железных дорог, а как мы помним такого человека?!
В начале 1918 г. будет 100-летие смерти Саввы Ивановича. Его жизнь настолько изменила культурное пространство России, а его судьба по-русски трагичная и изменчивая, что будет непростительно, если к этому времени в стране не выйдет фундаментальный фильм-байопик или не пройдет фестиваль искусств. Равно как и революции 1917 г. года несли много созидательного и разрушительного, так и его жизни деятельность много чего создала в России и из нее надо сделать выводы, не забывать как колоссальный пласт отечественной истории и культуры.

Comments

(Anonymous)
Dec. 3rd, 2016 03:39 pm (UTC)
с интересом прочитал твой рассказ о Савве Мамонтове, спасибо! действительно, абсолютно незаурядный человек!
описанные коллизии во взаимоотношениях "бизнеса" и "государства" звучат весьма злободневно и актуально, являясь, видимо, вечными сюжетами в нашей жизни.
но покровительство искусству все равно не прошло даром, и имя Саввы Мамонтова никогда не будет забыто полностью... М.Ш.
(Anonymous)
Dec. 14th, 2016 10:27 am (UTC)
Владимир, крайне удивительно от Вас как от православного человека, именование царя-мученика "Николаем Кровавым", да еще и с эпитетом безвольный...
mingitau
Dec. 18th, 2016 12:36 pm (UTC)
Сотни растоптанных на Ходынском поле, тысячи расстрелянных в 1905-1907 гг., миллионы убитых в Первой мировой, Гражданской и Русско-Японской войне. Царь Николай имел к их гибели непосредственное отношение. Он был инициатором некоторых из этих кровавых событий, другие начали при его безвольном попустительстве.
Полагаю, если бы в 1894 г. на престол вступил бы умный сильный волевой царь, то русских катастроф начала ХХ века можно было бы избежать.

Текущий месяц

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Page Summary

Теги

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner