Владимир Краснослободцев (mingitau) wrote,
Владимир Краснослободцев
mingitau

Categories:

«В этом странном городе…» (об Орле)

В славной городе Орле 26 февраля сего года встретил хорошую книгу местного автора Елены Ашихминой "В этом странном городе...", доступном, но фундаментальном исследовании Орла начала XIX века - времени детства и юности Николая Лескова, которые он провел в этом городе. Автор по архивным данным и книгам Лескова реконструировала быт губернского города, восстановила десятки если не сотни человек с которыми была связана семья Лескова. Елена Ашихмина фактически воссоздала мир города через судьбы его жителей, а не просто дала общее описание места времен молодости известного человека. И этот мир крайне интересен.

Губернский город Орёл времен детства Николая Лескова – полон гармонии и противоречий, это город где чисто по-русски просвещение и варварство соседствуют и взаимно переплетаются.



Приведу несколько примеров этих парадоксов, почерпнутых из книги:
- В Орле мастер русской словесности Николай Лесков памятником сидит перед зданием гимназии которую бросил, после того как три раза оставался в третьем классе из-за нежелания учить математику, а оценку по русской словесности в аттестат он так и не получил.
- В Орле регулярные пожары в 19 в. приводили к уничтожению большей части большого губернского города и с ними не могли эффективно бороться.
- Орел – город разделенный на три части небольшими реками Орлик и Ока, через которые не было капитальных мостов. Во время ледостава и ледохода ученики гимназии в т.ч. Николай Лесков жившие не в междуречьи Оки и Орлика не могли по нескольку недель попасть в гимназию и сидели по домам, читая журнал «Современник» (в 12 лет)!
- В Орле для поступления в гимназию в 10 лет ребенок желательно должен был знать немецкий, французский и латынь, которую преподавали в первого класса учителя сплошь уроженцы Франции и земель современной Германии.
- В первой публичной библиотеке Орла не было ни одной книги на английском языке, т.к. он никому не был нужен, а на французском изъяснялись в семьях в глухих поместьях.
- В Орле не было детских садов и младшей школы, поэтому подготовленные в домашних условиях к поступлению в 10-летнем возрасте в гимназию дети, знавшие русский язык и чистописание, дабы не слонялись по улицам пристраивались на работу в губернаторскую канцелярию, где составляли и переписывали документы для безграмотных слоев населения. Эдакие 8-9-летние дети-чиновники, дети-ксероксы.
- В гимназии беспощадно пороли учеников плетьми и розгами и не только тех, родители которых давали письменное разрешение руководству гимназии пороть своего ребенка, примерно как мы сейчас даем разрешение на медосмотр детей в детсаду.
- Публичные казни людей в Орле устраивали на площади напротив гимназии и гимназистов собирали на просмотр экзекуций.
- В гимназии, каменном большом здании с колоннами и лепниной, на несколько сотен учащихся было только одно на хоздворе деревянное отхожее место. Драки за право его посещения во время перемены были подлинной школой жизни по воспоминаниям Лескова. И это в гимназии, выпустившей в те годы множество будущих выдающихся ученых, литераторов, общественных деятелей.
- Мало кто оканчивал все 7 классов гимназии. Обычно 2-3 класса после чего в возрасте 13-15 лет поступали на госслужбу в губернские и городские ведомства.
- Учителей награждали за службу не премиями, а бриллиантовыми перстнями, при этом не меняя небольшого уровня оплаты труда, из-за чего до 30-40 лет они были вынуждены снимать комнаты в частном секторе, но с несколькими перстнями на руках.
- В Орле был один из первых профессиональных публичных театров России – театр Каменского, славившегося своими хорошими постановками. При этом владелец театр помещик Каменский держал своих крепостных актеров и актрис в кандалах взаперти в здании театр, периодически насилуя актрис и доводя их до самоубийства. Об этом знали, но в стране царствовало крепостное право. Как рабство и насилие может сочетаться с высоким искусством?!
- В Орел ссылали многих творческих людей и вольнодумцев из Петербурга, Киева, Москвы, Польши, которые будучи высокообразованными людьми устраивались на госслужбу или в сферу образования.
- В Орле было престижно иметь домашний интеллектуальный клуб, который как правило создавали чиновники высокого уровня. В них обсуждались весьма злободневные вопросы жизни Российской Империи. Женская половина дворянского служивового слоя (которая сидела без работы) создавала музыкальные и литературные клубы. Игра на фортепиано входила в обязательный минимум домашнего образования девочки. В Орле были профессиональные знатоки творчества Моцарта, Шекспира или Пушкина, но при этом город погрязал в нечистотах и отсутствии элементарных инженерных сетей.
- Орловские дворяне практически не подвергались заслуженному уголовному преследованию. Вместо положенных по закону реальных тюремных сроках с ними проводили даже в случаях доказательства их злодеяний только разъяснительные беседы, и это за такие тяжкие преступления как убийство своих крепостных, педофилию, мужеложство, насилие над крестьянками. Все это было широко распространено в среде орловских помещиков, но не наказывалось. Тогда как мещане, купцы, не говоря уже о государственных и крепостных крестьянах получали длительные сроки за самые мелкие провинности.
- В Орле много лет замощенными были только две улицы по котором проезжал через город государь император к приезду которого руинированные дома по обеим сторонам завешивались картинами. О проезде становилось известно за несколько месяцев. Когда же император Николай Первый решил остановиться в городе и посетить службу в недостроенном кафедральном соборе, то даже это событие не подвигло местные власти замости центральную площадь города вокруг собора, в грязи которой в межсезонье тонули кареты прямо у входа в дом губернатора.
- Водоснабжения и канализации в городе не имелось. Золотари по ночам чистили отожие места горожан и потом в открытых бочках вывозили их содержимое за город, по пути расплескивая. С вонью боролись различными благовониями, которые постоянно курились в домах почти всех слоев населения.
- После очередного пожара губернатор Васильчиков пустил в свой дом на время всю свою администрацию и еще уездное училище, из-за того что здание присутственных мест и училища сгорели.

ИТОГО: Орел 1830-40-х гг., город с небольшим по нынешним меркам 30 000 населением был подлинным инкубатором разного рода гуманитариев – писателей, поэтов, музыкантов, историков, театралов и других дворян-бездельников, но при этом никаких инноваций технического, инженерного плана не принимал и сам не создавал. В то время когда Англия уже обрастала сетью железных дорог в Орле не могли построить элементарный каменный мост через узкую Оку.

Современный Орел имеет не меньше парадоксов:
- В Орле в Богоявленском кафедральном соборе на большой праздник прощенного воскресенья собирают с прихожан деньги во время литургии, а участвующие в богослужении прямо набрасываются на оставшиеся от причастия кусочки просфоры.
- В Орле возле Богоявленского собора с 2016 г. сидит на коне царь-изверг Иван Грозный с крестом в руке, который основал крепость Орел в 1566 г., хотя в действительности он никак не мог быть в этом месте в 1566 г. Внешность у него не богомольного юноши, но самодура, убившего святого митрополита Филиппа (Колычева). Что этот персонаж делает с крестом у кафедрального собора?
- В Орле не менее 10% горожан единовременно трудятся и находятся в уголке Дубая в Черноземье – МТК «Гринн». На пятом этаже здания из бетона и неона расположен ресторан с интересным названием «Fьюжн» в котором в самом непопулярном зале (самый популярны американский) устроена стилизованная изба с плетнями, рушниками и белеными стенами. В этом заповеднике орловского постмодерна в центре гигантского заповедника торговли и развлечений для посетителей играет дед на гармошке, переливаясь в вспышках неоновых огней. Впрочем, сам МТК «Гринн» очень даже любопытен и является достопримечательностью первой величины в современном Орле. Чего только стоят не то серьезные, не то ироничные скульптуры «Чиновнику и предпринимателю», «Орлу-основателю», «Писателям-орловцам», поезду «Париж-Орел» и др. Особенно хорош Орел-основатель с легендой о том, что сама птица орёл сознательно град Орёл и основала. Этот памятник изящная ирония на действительность. Конечно, если в центре города ставят памятник Ивану Грозному, как основателю Орла, который никоим образом в Орел не основывал, то отчего тогда не объявить самого гигантского орла основателем города и поставить ему памятник в бронзе с двумя стрельцами для охраны!!!

Одной из целей книги "В этом странном городе..." по мнению ее автора является желание прочесть книги Николая Лескова в самом Орле, т.к. многие его произведения происходили в домах и на улицах этого города. Ее цель в моем случае достигнута. В очередь на прочтение стоит собрание сочинений Лескова и а в плане поездок 2-3 путешествие в летний Орел для прочтения на его скверах и площадях трудов писателя.

Чем больше думаешь и читаешь об Орле, тем он больше нравится. В нем нет глобальной драмы или потрясений, он не создает инноваций и вызовов. Орел – не Смоленск, Екатеринбург, Белгород, Тула или Казань. Он живет своей насыщенной по-хорошему провинциальной жизнью как на острове, отделенный океаном чернозема от остальной страны – сам никого не трогает и к себе особо не привлекает внимания. Его парадоксы носят подлинно национальный характер и оттого заслуживают изучений и постижений. В Орле приятно – парки, набережные, музеи, писатели, храмы, пусть и не всегда опрятные – хороший подлинно русский город!!!

Москва-Дзержинский, март-апрель 2017 г.
Tags: Орловская область, города, история, литература, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments