Владимир Краснослободцев (mingitau) wrote,
Владимир Краснослободцев
mingitau

Category:

Труды Иосифа Волоцкого

В середине октября достаточно неожиданно съездил со старшими детьми, кумой и воскресной школой в Иосифо-Волоцкий ставропигиальный монастырь.Туманным днем на закате золотой осени в обители было уютно и умиротворенно, несмотря на суматоху экскурсий для детей. В монастыре несколько лет назад открылся прекрасный музей Библии. Он заслуживает отдельного рассказа, а моей сегодняшний о других книгах.

Из обители привез две книги -  "Иосиф Волоцкий" (А.Алексеев, серия ЖЗЛ) и "Просветитель", авторства самого волоцкого игумена.

Книги коренным образом изменили мое весьма поверхностное отношение к преподобному, которого ранее я воспинимал лишь как основателя иосифлянства, которое ныне цветет в РПЦ. Воспринимал как зачинателя тяги церковного начальства к роскоши и власти. Полагал, что в бронированных пульманах и ролексах "виноват" преп. Иосиф, оформивший доминирующую поныне концепцию взаимоотношение церкви, государства и общества на Руси. Ан-нет, я оказался неправ, волоцкий игумен был совсем другим. Он безусловно оказал колоссальное влияние на церковь, государство и общество на уровне самых выдающихся сограждан таких как Ярослав Мудрый, Патриарх Никон или Владимир Ленин.

О масштабе личности святого написан труд историка Алексея Алексеева "Иосиф Волоцкий", вышедший в серии ЖЗЛ издательства "Молодая гвардия" в 2014 году к 500 летию со дня кончины святого. Книга в лучших традициях серии ЖЗЛ: многоплановое и подробное описание эпохи, детальный разбор поступков героя, обширная источниковая база, посмертное почитание и обзор трудов святого. Отмечу, что в отличии от ранее прочитаннных книг о святых Николая Борисова или Ковалева-Случевского, труд Алексея Алексеева несколько суховат. Алексеев пишет больше как историк и культуролог. В книге неявно почитание православным писателем того, о ком он пишет. А личностью преподобного Иосифа нельзя не проникнуться.

Иосиф Волоцкий бесспорно вершил историю Русского государства на рубеже XV-XVI вв. Его неутомимая деятельность во многом определила расцвет монастырской экономики на Руси и симфонию церкви и власти на последующие века. Без больших и статных обителей времен Иосифа Волоцкого невозможно представить ни культурное, ни духовное наследие России. Они скрепляют пространство государства. Они определяют его уникальность и генетический код. Создатель его преподобный Иосиф, понявший и впервые на Руси реализовавший в своей обители на практике большой общежительный монастырь - эффективную и сбалансированную модель миропорядка русского человека. Монастырь стал центром для окружающей территории. Население городов и деревень вокруг Иосифо-Волоцкого монастыря оказалось экономически и духовно на него завязано и получало значительную выгоду от нахождения под покровительством обители. Гражданским властям, удельным и великим князьям - это не нравилось. Их отношения с населением было более хищническим, тормозило развитие экономики и общества. Собственно в книге весьма детально разобрано столкновение двух экономик - монастырской и княжеской.
Немаловажно, что всей своей власти и влиятельности, талантах эффективного управленца и тонкого дипломата, Иосиф Волоцкий был чужд роскоши, был аскетом и подлинным духовным авторитетом. Его отношения с многочисленной братией строились на принципах братства и равенства, а взаимоотношения с зависимыми крестяьнами проникнуты социальной солидарностью и заботой о ближнем. В этом отношении он похож на Феликса Дзержинского.
Небезынтересен и рассказ об ожидании в 1492 году (7000 лет от сотворения мира) Конца Света. Накануне богобоязненный русский народ особенно рьяно шел в церковь. Люди разных слоев общества семьями стриглись в монахи, раздавали имущество, делали вклады в богоугодные дела, рассчитывая на спасение при Апокалипсисе. Монастыри становились ковчегами для спасающихся. Преподобный Иосиф одним из первых показал, что и после 7000-го года жизнь продолжится, а расчеты о дате Конца Света ложные.

И все же главное дело жизни святого - отстаивание православное веры. Ересь жидовствующих, с которой могут лишь сравниться самые огалтелые богохульники 1920-30-х гг. или современные французы из "Шарли Эбдо", к 1480-м гг. проникла в верхние слои русского общества. Еретики поставили даже своего главу Русской церкви - митрополита Зосиму. Не спешил их осудить сам Великий князь Иван III, а сторонниками были его сын-наследник со снохой. Возникла реальная угроза краха веры в крупнейшей православной стране мира (пример последних дней Византии был достаточно жив в тот момент). В лучшем случае Русь ожидала реформация, захватившая через некоторое время страны Европы. Без преувеличения скажу, что сохранению Православия в нашей стране мы прежде всего (кроме Всевышнего) обязаны преподобному Иосифу. Нужно колоссальное гражданское мужество, мудрость и вера собрать церковный Собор и открыто обличить влиятельных еретиков, в т.ч. главу Русской Церкви, и перечить воле Великого князя. А что такое воля Великого князя в депотичной авторитарной стране как Россия? Обычно - это гибель того, кто решил ему возразить. В лучшем случае опала и ссылка. Да, преподобный Иосиф был титаном, которого последующие поколения забыли и оболгали. Спасибо автору за возвращение честного имени настоятеля волоцкой обители.

Преподобный Иосиф оставил на Земле не только красивейший монастырь и перемены в русском обществе. Уникальным наследнием является его письменное творчество. Иосиф Волоцкий - первый русский богослов. Я дожил до 37 лет и не знал об этом. А прочитав его основной труд "Просветитель", еще больше был пристыжен своему скудоумию.
Итак, книга из 16 глав (слов) обличия на ерись жидовствующих или "Просветитель". Книга издана Волоцким монастырем в 2006 году на русском языке. А вот на церково-славянском языке оригинала эту книгу увы купить нельзя. Странно.

Книга написана более 500 летназад в конце XV - начале XVI века. Только вдуматся в эту цифру - пять веков назад. Что нас объединяет?

Ныне 1980-е кажутся иным миром, а то и 2019 год представляется другой доковидной эпохой. А 1490-ые?!!!
Путь от Перервы до Волоцкого монастыря мы проделали за два часа на шустром автобусе. Из них первый час ехали по мегаполису среди небоскребов и эпичных развязок из стекла, металла и бетона. И второй час среди бесконечных коттеджных и дачных поселков. Ныне Иосифо-Волоцкий монастырь - фактически дальняя окраина реальной Москвы. А в конце XV века - это были разные государства. Путь в Волоцкую обитель занял бы несколько дней среди дремучих лесов и редких деревень. Нам бы от Московского Кремля и до монастыря не встретилось бы ни одного каменного здания. Мой внешний вид и поведение выдали бы сразу меня. В лучшем случае меня сочли бы за литвина, и я оказался бы в темнице так и не добравшись до Волоцкого монастыря.

Так, я отвлекся. Так что же нас объединяет с преподобным Иосифом? После чтения его прямой речи два ответа - русский язык и вера.
Сначала о языке. Действительно изумлен речью святого. Она ясная, понятная, развитая, образная. Читаешь и не чувствуешь 500 лет между нами. Как будто вчера написано или произнесено с кафедры мудрым священником. В письме преподобного нет гордыни, гнева, высокомудрия или фальши. Она стройна и доходчива. Широченный набор ссылок на сотни трудов святых отцов и великолепное цитирование Библии делает "Просветитель" естественной частью святоотеческого наследия.
Впрочем, моего словарного запаса и порядка в мыслях не хватает, чтобы выразить всю глубину и влияние труда Иосифа Волоцкого. По силе слова он сомасштабен Апостолу Павлу и Иоанну Златоусту. Читаешь их и не сомневаешься в истинности слов, будучи подавлен их харизмой.
Есть, конечно, в "Просветителе" высокопарные места, есть и странные для XXI века пассажи, но они вполне естественны для XV века. И тем интересны, поскольку дают картину не только духовной жизни, но и обыденности того века. Важнее другое - язык Иосифа мне понятен, намного понятнее речи значительной части моих современником поколений Y, Z и Альфа.

О вере. В "Просветителе" изложен православный догмат веры. Стройно и фундировано каждый из кирпичиков православия. Да, Библия - книга книг, прямая речь Всевышнего. "Просветитель" основан на Библии, Иосиф опираясь, умело цитируя на Книгу книг дает кристально точное определение того что есть Пресвятая Троица, рациональное понимание которой недоступно челоческому уму; доказывает божественную природу Христа; святость Престятой Богородицы; непостижимость даты Второго пришествия; объясняет почему почетаются иконы, храмы и мощи; как утроены богослужения и как должна быть организована жизнь мирянина и монаха. В последних словах он требует весьма жестого отношения к еретикам. И он прав, как быть иначе в предателями веры?!

Показать всю глубину грехопадения жидоствующих преподобный Иосиф мог только показав чистый родник православия, стройный образец веры при взгляде на которой видны все отклонения от истины.
"Просветитель" актуален и сейчас, архи-актуален.
За пять веков вера в русском человеке истончилась. Образ веры помутнел. Богохульства на его фоне не видны, не порицаемы. Симония и содомия процветают.
Преподобный крайне удивился бы нас увидеть в храмах (впрочем, он же святой, а значит незримо присутствует и видит нас). Мое-то поколение в массе своей неспособно сконцентроваться, чтобы, прочитав "Просветитель" понять его, пойти за образцом веры. А что взять с зумеров, которые и на минуту не могут сфокусировать своего внимания. потерявшись в Тиктоке?!! Иосиф поразился бы нашему маловерию, суетливости и скупости как при нахождении в его обители, так и во время Богослужений в приходских церквях. Мы утрачиваем и не знаем смыслы своих обрядов в храмах, не понимая и не принимая "ядра", догматов Православия. Многое мудруем и перемудриваем.

"Просветитель" - чистое окно в мир Православия, подлинный источник веры к которому Господь дозволил мне прикоснуться, а напиться у меня уже нет времени в суете сего дня :(

Tags: история, литература, православие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments