?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Сибирь, Сибирь...

Сибирь, Сибирь…

 

(Размышления о Сибири, написанные 27.01.2007 г., 01.03.2008 г и 02.03.2008 г.)

 

01.03.2008 г. (ГЗ МГУ, Москва)

Сегодня ночью закончил читать книгу Валентина Распутина «Сибирь, Сибирь…», которая навела меня на размышления о Сибири и о своей причастности к ее судьбе… и отчасти изменила мою судьбу.  

<lj-cut>

 

Сначала о книге

Книга Распутина редкий случай, когда от книги остаются только положительные впечатления. Изданная в 2007 в Иркутске в издательстве Сапронова «Сибирь, Сибирь…» являет собой сочетание прекрасного альбома сибирских видов фотографа Бориса Дмитриева и настоящего профессионального текста Валентина Распутина. Отличная полиграфия позволяет раскрыться красоте фотографий Дмитриева, они поглощают, растворяют на сибирских просторах. Но текст не дополняет фотографии – они живут вместе и вместе ведут рассказ.

            «Сибирь, Сибирь…» состоит из цикла повествований из которых каждое ведет к размышлениям писателя о той или иной стороне жизни Сибири. В «Транссиб»е, «Кругобайкалка»е он мастерски глубоко рассказывает о том подвиге, который совершили сто лет назад строители и инженеры соединив Сибирь с Россией; в «Тобольск»е представлены размышления о судьбе города, во время и после его расцвета, в «Русском Устье» Валентин Григорьевич дает возможность нам прикоснуться к разрушающейся затерянной на Севере русской самобытной цивилизации; «Вниз по Лене-реке» пропитан любовью к природе и властности сибирской тайги, а также размышлениями возвращении обратно к городской жизни; «Байкал» - песня подлинного патриота своей Родины, песня жемчужине Сибири, песня борьбы с государством за спасение этого чуда природы.

            Книга начинается сюжетом «Сибирь без романтики» и заканчивается сюжетом «Моя и твоя Сибирь», где автор буквально кричит о необходимости бережного экологического подхода и уважения Сибири. Написанный с гениальной чуткостью текст не оставляет равнодушным. Он же явился одной из причин, подвигнувшим меня написать заявление об увольнении из Института региональной политики, как организации потворствующей хищническому разбазариванию богатств Сибири.

           

А теперь то, что я написал месяц назад

27.01.2008 г. (ГЗ МГУ, Москва)

 

Так получилось, что последние полтора года я непосредственно занимаюсь «развитием» Сибири. Сначала Норильск, потом Приамурье, далее Красноярский край, теперь Томская область. Книга Распутина меня вывела к одному серьезному вопросу – а имею ли я моральное право заниматься Сибирью? Кто я для Сибири такой, чтобы своими руками и мозгами разрабатывать программы и стратегии развития Сибирских регионов, писать бизнес-планы строительства индустриальных гигантов на этой земле?

Да – никто и права не имею. Я родился и вырос в степном Предкавказье, сейчас существую в московском мегаполисе, а в Сибири я не жил, это чуждая мне страна. За все годы я едва ли провел 4 полных месяца на сибирской земле и при этом умудрился побывать почти везде от Тюмени до Владивостока и от Ямала и Норильска до Горного Алтая. Вот именно что побывать, схватить отдельные виды, наскоком быть очарованным Байкалом или Обью, искупаться в Колыванском озере и в Японском море, но все это было быстро-быстро. И почти без соприкосновения с природой. Очень редко когда удавалось просто смотреть на природу, но как правило это был в движении. А так, чтобы просто на одном месте… пожалуй только однажды… в августе 2004 года я забрался с другом на одну из скал в окрестностях Усть-Кута, что в Иркутской области. Внизу лежал залитый августовским ласковым солнцем город-станция, город-порт. Искрилась по солнце река Лена, собирающая отдельные части Усть-Кута воедино, а дальше была тайга, сопки – бескрайние-бескрайние. Итак, мы просидели достаточно долго, наблюдая за изменением солнечного освещения, вглядываясь в черты окрестных сопок… какой маленький внизу город и какая великая тайга.

Не уверен, что у меня получилось почувствовать этот простор так, как у сибиряков, но усть-кутские впечатления остались одними из самых ярких. Сейчас я понимаю, что все равно это были впечатления очарованного туриста, но не человека, который чувствует эту землю.

И если тогда, будучи студентом я не приносил никакого вреда Сибири, то сейчас я опосредованно его приношу, ибо институт, где я работаю, является активным пособником разбазаривания богатств Сибири. Мы это облекаем в благородные идеи развития страны, называем благородными целями «снятия инфраструктурных ограничений» для развития, но по сути помогаем крупному бизнесу и администрациям регионов растаскивать богатства. К чести первых они не скрывают своих целей, тогда как чиновники опять же облекают свои слова в лжеблагородные цели развития своих регионов, но скорее решают свои узлоличностные вопросы и опять же небескорыстно помогают «бизнесу» гробить Сибирь. Во всех этих программах и бизнес-планах Человеку, Местному населению уделено меньше всего внимания. Нас интересует лишь численность трудовых ресурсов и возможность построить в срок ту или иную гидроэлектростанцию.

Среди нас нет сибиряков, мы не интересуемся мнением местных жителей, у нас даже часто нет времени, для того, чтобы сходить в местный музей или хотя бы день-два прожить спокойно в том регионе, которому мы должны планировать будущее на ближайшие 20 лет! Нас не интересует прошлое, только статистическая ретроспектива последних 8 лет. Как будто до ВВП жизни в Сибири не было! Наглый, ханжеский подход к стране…

Мы тешим свое тщеславие тем, что потом тепловую станцию в Якутии назовут им. О. Лысака, а железную дорогу в Бурятии им. А. Крамаренко (а тщеславие – это грех, но вместе с тем, если местные жители через 30 лет в знак благодарности назовут электростанцию в честь одного из моих друзей, то я не буду против); тешим еще и тем, что если хотя бы 1% из того, что мы придумаем, реализуется именно на благо Сибири, а не отдельных лиц, то жизнь и труд не пропадут зря. И именно последнее заставляет меня ежедневно идти на работу, понимая, что все равно совершаешь сделку с совестью. Хотя в Москве, городе бессовестном и бездушном, вряд ли есть работа, не противоречащая совести.

            И как бы я не пытался в ходе командировок, вырвать от общения с чиновничеством, побольше посмотреть город и регион, купить и прочитать книг о нем, мои ощущения останутся поверхностными. Для моих коллег-негеографов новый регион Сибири вообще не оставит отпечатка в душе…

            К чему я все это говорю, а к тому, что задаваясь целью определять направления регионального развития, запуская огромные индустриальные и транспортные проекты, мы делаем это без души, механистически, «забивая» на экологию и социалку, что по отношению к Сибири, как и к любой другой земле выглядит кощунственно. Это отнюдь не означает, что надо прекратить заниматься Сибирью – ей займутся подобные нам «бутики стратегий», у которых еще меньше географов и которым Сибирь еще более безразлична.

            Вместе с тем противоречие между моей деятельностью и главным тезисом Валентина Распутина «Оставьте Сибирь в покое, прекратите издеваться над природой» не имеет пока для меня ответа не имеет… м.б. стоит заняться Москвой или Питером – где природы уже нет…

27.01.2008 года

 

02.03.2008 г.

Сейчас я твердо решил более не заниматься потворством насилия над Сибирью. Я не знаю этой страны настолько… пусть она останется не тронутой моими лже-научными предложениями таким людям как Валентин Распутин или Борис Дмитриев. Уж лучше заняться подъемом социальной сферы где-нибудь в Поволжье или в Черноземье, а еще верней на Кавказе, поскольку своими знаниями я должен положительно способствовать развитию своей Родины, не грабежу далекой Сибири.

 

Прощай Сибирь, прости Сибирь и пусть ничего из того, что я нагородил в ИРП не исполнится…
 

И напоследок не поленюсь перепечатать отрывок из сюжета «По Лене-реке» в котором Распутин размышляет от судьбе человека, перед тем как вернуться в Иркутск из тайги, после сплава по Лене.

«Цивилизацию XIX века с ее свободами, законами, экономикой, финансами и политикой, с ее безнравственностью и безбожностью русская литература (Л. Толстой, Ф. Достоевский, В. Розанов) назвали кабаком. Постоянное пребывание в кабаке, где все подчинено «праву» кабака, даром не проходит. В 19 веке еще не был придуман всесветный рупор всесветного кабака – телевидение, литература не навязалась зазывалой в кабак, предлагая срамные картинки, не ударили по ушам и мозгам с неслыханным грохотом тысячи тысяч громобоев «культуры», чьи руки и умы освободили от труда машины: тогда еще человечество не сковано было страхом «мирного» и «военного» атома, «звёзды» кино и телеслучек не избирались с восторгом в парламент, восьмилетние девочки еще не рожали и далеко оставалось до СПИДа, порождения кабака и одновременно справедливого возмездия за кабак, плода какой-то особенно отвратительной любви, которую, должно быть, не стерпел сам дьявол. Тогда еще многого не было, да и кабак конца прошлого столетия с высоты сегодняшнего кабака кажется захолустным монастырем, где не во всем придерживались общежительного устава. Но видна была, как говорится, тенденция, взятое цивилизацией направление, которое и привело к настоящему, повальному, «вальпургиеву» кабаку и пошло дальше, в задние комнаты кабака, в кабак кабака, принявшись по образцу последнего устраивать мир.

К какому после этого обращаться разуму, к какому взывать милосердию?! Растлены и они, и совет, милость, которые могут быть ими даны, будут жестом случайного умиленного настроения насильника, на минуту осознавшего себя жертвой. Общественный разум, понятие само по себе безадресное, стал еще и понятием узаконенной «свободами» жестокости, и измениться к лучшему в условиях кабака он не может, а будет падать все ниже и ниже.

И где же, в чем же спасение, есть ли оно? Этот вопрос и звучит беспомощно – как из пустыни, из ничего, из безжизненного пространства, куда, словно в могилу, опадают неоплодотворенные завязи людских дел и мыслей. Спасения негде больше искать, как в человеке. Это ненадежное место, но и другого вовсе не. Оно может быть только в том человеке, который этимологически выпадает из своего имени, ибо не внем чело и дух нашего прыткого века. Образ и дух времени, как это ни прискорбно, - в рабе человечьего, в человекоотступнике, в сплотившихся в «переводом человечестве» шулерах, ведущих кругосветную подложную игру с небывалыми ставками.

Это – человек в принятой сегодня норме, в праве, в обыкновении. Несть ему числа. Но не по числу, ни по множеству дается суть, из которой выписывается имя, и согласиться и попустить, чтобы человекоподобные усвоили и унесли с собой звание человека, сложенное из Божественного замысла, значит всё предать, всё отдать – и прошлое, и будущее – и окончательно поклониться… Нет, тот, в меньшинстве, в загоне, в насмешках и нищете, сердце которого перегоняет кровь нерастанно с вечными заповедями; тот, кто уцепился и не даётся, у кого не загасли благородные цели и светлые идеалы, кто живёт не «самозахватной», не выдернутой из общей почвы жизнью, а жизнью подхватывающейся, имеющее «строительное» продолжение; тот, тело которого в дуще, как в чистоте и ограде, - тот и только тот сущий человек, ему принесены были дары и испытания. Пусть нечистый своему излюдевшему подданству вытягивает имя из собственного словаря, мы остаемся человеками.

Человек к человеку, человек к человеку, друг друга замечая, понимая, друг другом прирастая, общностью облегчая мучения… С неколебимостью первых христиан, которые поверили в Спасителя, верящих в воскресенье Человека, готовых во имя его на гонения и проклятья, на любые претерпения, от жертвы к жертве укрепляющихся духом, усиливающихся подвигом стояния… как первые христиане. И так, с муками, стонами и надеждой до тех пор, пока новый император Константин в своём отечестве не возрадуется спасённому человеку и дело спасения не объявит государственной религией.

Есть ли на это полная надежда? Как знать!.. Ответ в нас, в нашем образе жизни. Но если б и не было, если не дождаться никогда чаемого воксресенья, - все равно: жизнь прожить в укрепи, не согласиться на прах животный, остаться человеком и оставить после себя человеком – что может быть одобрительней при сходе в залу суда?!

Но почему здесь и сейчас эти мысли, эта пытка, это сильное, до задыха, ощущение окаянства жизни? Здесь, вблизи первородного куска данной человеку обители, на выезде из неё, когда, казалось, только-только сделан запас прочности и окрепла, отмутилась на чистом воздухе душа?

Да, но и востребовала! Там, в своих больших городах, как в раскинутой вязкой паутине, мы, обессиливая себя, бьем крылышками, а Нечто, будто брюхатый паук, невидимый, огромный и плотоядный, сосет нашу кровь и наш разум – порциями, помалу, до той меры, чтобы это отчаянное трепыхание крылышками представлялось жизнью, да еще и в садах «цивилизации». А отсюда, с высоты прошлого, прояснившимися неотсосанными глазами открылось, что можно и нужно по-другому. Сначала не начать, но вперёд не там, куда нам велят смотреть.

…Опять кружила, выпетливала ход свой Лена, делала широкие боковины – до того не хотелось отдавать себя в чертоги человечьи.» («Сибирь, Сибирь…» (стр. 474-478)

 

Мне даже любопытно кто, кроме меня, прочитал этот отрывок из книги до конца? Не правда ли очень красиво и образно отмечена наша жизнь?! Сегодня в этой стране опять «выберут» кабак на ближайшие 4 года, грустно…

 

P.S. «Сибирь, Сибирь…» я купил на выставке Non/fiction №9 в ноябре 2007 года. В Москве более не разу не видел этой книги в продаже. Она есть на Озоне http://www.ozon.ru/context/detail/id/3155119/ , но стоит весьма прилично (в 3 раза дороже, чем на выставке), хотя она того, стоит.

 

P.S.2 Всё, написал что хотел, теперь можно и к диссертации приступить…

 

 

 

Comments

zapiski_mamonta
Mar. 2nd, 2008 08:28 pm (UTC)
Признаться, не ожидала, что кто-то из ИРП думает об "экологии и социалке"! ;) Ты - молодец, сильный поступок, и, мне кажется, правильный и вовремя. Хоть и грустно все это. И вопрос об ответственности за делаемое - настолько верно, готова под этим подписаться. В экстазе от собственной крутости часто трудно задуматься о том, а надо ли это территории, про которую пишется не зная, со стороны, чужаками... (страдаю таким же, правда тешу себя мыслью, что т.к. тема благородная (экология), то вреда не будет даже от такого поверхностного подхода...возможно, тоже иллюзия..)
mingitau
Mar. 4th, 2008 01:35 pm (UTC)
Некоторое время назад я тоже не считал экологию серьезной стороной, но написав Стратегию Норильска и особенно после прочтения сюжета "Байкал" в книге Распутина дошло, что неверные и необдуманные решения в Москве ведут в итоге к разрушению природы в Сибири. Нарисовали в ИРП огромные индустриальные проекты: Нижнее Приангарье, Южную Якутию, Забайкалье, Приамурье - получили деньги Инвестфонда (буду счастлив если их разворуют и стройки так и не начнутся), а если построят?!!! Кто оценивал тот урон, который будет нанесен при затоплении долтин рек, при разрытии карьеров и строительстве металлугических предприятий? ИРП точно не рассчитывал! И не будет этим заниматься, т.к. за "экологию" олигархи БС деньги не платят. Когда все построят - деньги пойдут в Москву, и немного в Красноярск, Якутск и т.п., а местному населению почти ничего. О нем тоже никто в наших бизнес-планах не думает...

Я благодарен тебе, что ты прочитала мой пост и разделяешь мои мысли. Счастлив, что я не одинок в своих суждениях. Спасибо
(Anonymous)
Mar. 4th, 2008 02:11 pm (UTC)
Я это Лехе который год толкую...только не действует. Должны быть такие проекты, но они должны оцениваться с разных сторон, и писаться не за неделю, т.к. за неделю не оценишь. Но тут вопрос - ради чего работает организация: ради создания качественного продукта или максимизации прибыли. Но в рамках этой организации я не верю, что что-то изменится. Не переживай! :)
mingitau
Mar. 11th, 2008 08:49 am (UTC)
Посмотрел 2 марта фильм Андрея Кончаловского "Сибириада" - эпопея сибирской жизни (1978 год). Там есть замечательный 6 эпизод "Филипп" в котором более чем наглядно показывается о том, как необдуманные решения "проектировщиков" в Москве влекут традегии в жизни жителей сибирских деревень. Был бы я в Москве - не поленился и пренес бы в ИРП этот фильм!

Я не переживаю оттого, что ушел, я переживаю за то, что я не смог сдержать данного Алексею слова дождаться окончания Томского проекта и перейти в ГЧП дивизион. Хотя анализируя то, как с нами поступил БС, то я почти уверен, что он рано или поздно кинет и Лешу... Хотя опять же мне этого не хочется и я ни в коем случае не желаю данного события.

С приветом с весеннего Ставрополья,
ВК
agprom
Mar. 7th, 2008 12:38 pm (UTC)
а станет ли лучше?
От того что ты ушел - ведь проекты станут хуже???
mingitau
Mar. 11th, 2008 08:52 am (UTC)
Re: а станет ли лучше?
Леша, а меня не должно волновать, станет ли лучше или хуже от моего ухода... Сибирью должны заниматься сибиряки, Кавказом кавказцы, Уралом уральцы и т.д. или те люди, которые жили и знают что это за земля, а не так как мы с тобой в 2004 году по 2-3 дня наскоком пытались понять жизнь отдельных районов Иркутской области.
agprom
Mar. 11th, 2008 03:09 pm (UTC)
Re: а станет ли лучше?
не пойму - судя по тексту - тебя волнует, станет ли лучше сибирякам...

Текущий месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Теги

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner