?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Давно я ничего не писал из своей профессиональной области. Вчера познакомился с Докладом о развитии человеческого потенциала в России ООН за 2008 г. «Россия перед лицом демографических вызовов». В целом очень качественно материал, ярко проиллюстрированный, интеллектуально насыщенный. Внимательно изучил пока два раздела: глава 4 «Внутренние миграции: великое прошлое и скромное будущее», под авторством Никиты Владимировича Мкртчяна и Глава 8 «Демографические вызовы и система образования» Марка Аграновича. Действительно впечатлен кристальностью мысли авторов и рекомендую всем, кому интересен современный взгляд на демографические проблемы России эти Главы.
При всей разносторонности и детальности доклада Никиты Владимировича у меня есть некоторые соображения и дополнения к нему , продолжающие дискуссию, развернувшуюся на научном семинаре Экоросса 24 марта 2009 г. Тогда я задал вопрос Никите Мкртчяну «Как изменится направление потоком внутренних мигрантов в Сибири и на Дальнем Востоке в связи с финансовым кризисом?». Как такового ответа я не получил, хотя на мой взгляд кризисные явления приведут резкому сокращению внутренних миграций. Если во второй половины 2000-х гг. т.н. «западный дрейф» миграционных потоков практически прекратился и распался на дрейф населения из малых и средних городов сибирских и дальневосточных регионов в региональные столицы (о чем есть упоминание в докладе ПР-ООН). Наибольшим был приток в Красноярск и Хабаровск, как наиболее динамично развивающиеся города Азиатской России, в меньшей степени в Якутск, Томск, Новосибирск. Еще менее значимым он был в Иркутске, Улан-Удэ, Кемерово, Чите, Владивостоке и зачастую не компенсировал оттока жителей из этих городов в Европейскую часть страны. В наибольшей степени от межрегиональной миграции пострадал Владивосток, которые в 2008 году сдал первое место среди городов Дальнего Востока Хабаровску. Население Хабаровска на 01.01.2009 г. – 578,6 тыс. чел, Владивостока (578,2 тыс. чел – правда владивостокцы могут приписать т.н. «агломерацию»).

Хабаровск. 01.02.2009 г.
Image Hosted by ImageShack.us

В 2009 году ситуация резко изменилась. Подпитка сибирских и дальневосточных столиц из своих обширных регионов значительно сократилась. В результате восстанавливается «западный дрейф», но с более скромными масштабами.
Ряд примеров: Хабаровский край в середине 2000-х гг. был едва ли не единственным регионом Дальнего Востока имевшим положительное сальдо миграции. По итогам января-февраля 2009 г. В крае а) зафиксировано сокращение внутрикраевых миграций на 27%, б) сокращение международных миграций на 41%, в) миграционная убыль составила -115 чел. А это значит, замедление миграционных процессов внутри края и отток наиболее квалифицированных как на Дальнем Востоке говорят «на Запад».
Иркутская область. Благодаря мифическим перспективам развития Иркутской агломерации Иркутская область в середине 2000-х гг. практически избавилась от миграционного оттока. Более того, в 2007 -2008 гг. фиксировался приток населения и вот в январе 2009 г. Иркутскстат опять фиксирует отрицательное сальдо миграции, отток на 15% превысил приток.
Красноярский край. Ситуация аналогичная иркутской. Миграционный прирост сменился в январе убылью. Но самое главное это сокращение на 20% внутрикраевых потоков и на 10% межрегиональных миграционных потоков. При продолжении такой ситуации заветный миллион Красноярску не видать. Если только они как и Владивосток не объединят в город все районы лже-Красноярской агломерации.
Статкомитеты иных крупных сибирских и дальневосточных регионов пока не вывесили миграционную статистику, но ситуации видимо аналогичная.
Сокращение внутренних миграций характерно не только в Сибири и на Дальнем Востоке. В родном Ставропольском крае за январь-март объем внутрикраевых перемещений сократился на 30%, на 42% снизилось число международных миграций (за счет которых и рост край в 2000-е гг.).
Очевидной причиной сокращения миграций является снижение миграционной привлекательности крупных городов и дороговизна и неопределенность при смене места жительства. Утверждение, что кризис может подхлестнуть межрегиональные миграции людей в поисках работы необоснованны, что подтверждает исследование Никиты Мкртчяна. А это означает, что население во все большей степени будет оставаться в своих городах. Хорошо это или плохо? С одной стороны хорошо. Малые и средние города активно обескравливались мегаполисами, выкачивающими в основном работоспособных мужчин из российской провинции. Яркий пример тому Красноярский край, где идея сделать Красноярск городом-миллионером привела к масштабному обезлюдиванию многих районов и главное средних городов края (Канска, Ачинска и др.).
Но с другой стороны – снижение возможностей для миграционной активности будет вести к расширению «ловушек бедности», т.е. территорий где высокий миграционный потенциал консервируется благодаря неблагоприятным условиям для отъезда. В наибольшей степени «ловушки бедности» распространены в Сибири и на Дальнем Востоке, где условиях для отходничества невелики. Люди вынуждены жить в глухих городах и поселках без особых экономических перспектив на положении заложников. Массовая безработица в таких городах ведет к комплексу неблагоприятных социальных явлений, падению качества трудовых ресурсов и распространению бедности.
В 2000-е гг. ситуация с «ловушками бедности» немного разрядилась, благодаря возможности для трудоустройства в крупных сибирских и дальневосточных городах специалистов и студентов из таковых городов, что в целом позволяло более полно использовать трудоресурсный потенциал. Сейчас схлопывание миграционных связей опять приведет к консервации ресурсов.
По долгу работы занимаюсь сейчас Николаевским районом Хабаровского края. Типичный пример «ловушки бедности». Город Николаевск-на-Амуре имел в конце советского периода ок. 40 тыс. чел, был крупных центром судостроения и судоремонта, морской и речной порт, базовый аэропорт, обслуживающие северный завоз в бассейне Охотского моря. Ни осталось практически ничего. Население к 2009 г. сократилось до 25 тыс. чел. В середине 2000-х гг. население города и района активно покидало депрессивный город, отдавая до 1% своего населения Хабаровску. И такой процесс неизбежен. Из 14 тыс. трудоспособного населения в городе занятых в экономике едва ли 4-6 тыс. чел, да и то в основном в социальной сфере и управлении. Крупная промышленность мертва, стройиндустрия тоже близка к тому. В отделе экономики районной администрации не могут пояснить, чем занята половина трудоспособного населения. Кто-то браконьерничает, кто-то пьет и таки много, но кто-то пакует чемоданы и уезжает. И как бы не было жалко Николаевск сокращение населения под размеры современной экономики, т.е. до 12-15 тыс. чел это закономерный выход из ситуации.
В условиях жестокого финансового кризиса надеяться на экономический бум в этом Богом и Ишаевым забытом крае не приходится. А это значит, что те 6 тыс. чел, что «недовыехали» из города останутся в нем и пополнят либо армию пьющих, либо ватагу браконьерничающих. И наверно немногие из оставшихся будут двигать экономику вперед. И даже если к 2015 г. в стране вновь развернется инвестиционный рост, то мы рискуем иметь в Николаевске-на-Амуре деградировавшие ресурсы, и опять встанет вопрос о привлечении китайцев.
Трагедия Николаевска-на-Амуре достаточно опасна. Это как никак третий город Хабаровского края, узловой пункт в устье Амура, старейший город на Дальнем Востоке. Забвение таких городов геополитически очень опасное действие.
В итоге видятся следующие тренды:
- сокращение внутрирегионной миграции и консервация населения в «ловушках бедности»,
- постепенное сокращение межрегиональной миграции и нарастание региональной изолированности,
- снижение темпов роста крупных и больших городов, прекращение подпитки миграционной подпитки мелких,
- сокращение возвратных миграций, что есть неблагоприятное социальное явление.

Comments

heohraf
Apr. 27th, 2009 10:59 am (UTC)
А где бы можно было этот доклад почитать?

Текущий месяц

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Page Summary

Теги

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner